Алексей Улюкаев после первой ночи в ТЮРЬМЕ: «Сыт по горло»

фoтo: Eвгeний Сeмeнoв

Улюкaeвa пoмeщeн в Фeдeрaльнoм изoлятoр № 1, тaк нaзывaeмый «крeмлeвский цeнтрaл». Зa тo, чтo ФСИН — oсoбaя блaгoдaрнoсть, пoтoму чтo в «Лeфoртoвo» экс-министр, вoзмoжнo, мoг бы и нe выжить. И не только потому, что это изолятор «девятнадцатого века» (там были маленькие камеры, нет горячей воды, запрещено многое из того, что уже давно разрешены в других изоляторов). А «Кремлевский централ» на данный момент — лучшее СИЗО, не только в Москве, но и по всей стране. Здесь хранятся вместе с Улюкаевым 103 заключенных.

Арестанты «кремлевского централа» по задержанию экс-министра прочитали в утренних газетах, которые они получают. Почти в каждой клеточке, хочет, чтобы Улюкаева поселили именно к нему.

— Вы должны понять, как его поставили, все ли с ним в порядке, и ему привет, как поэт, — неожиданно выдал бывший мэр Владивостока Игорь Пушкарев. Заключенных Улюкаева поддерживать и явно симпатизирует. Многие наблюдали судебный процесс. «Если он прибыл к нам в камеру, мы ему поможем, чтобы адаптироваться», — заметили «сидельцы».

Однако сам Улюкаев выразил желание сохранить их в полном одиночестве.

— Сыт по горло общением, — говорит бывший министр. — Если возможно, я хотел бы остаться по крайней мере на некоторое время в одиночестве. Мне будет психологически трудно, если в камере появляются новые люди.

Теперь Улюкаев на карантин (с продолжительностью до 10 дней), это означает, что он находится в камере один. Но потом к нему должны кого-то подселить, или на себя, перевести в другую камеру, где уже есть люди. С этой точки зрения Алексея Валентина не очень обрадовала. Кстати, закон позволяет оставаться на содержание одного заключенного, если есть опасность для их жизни или поставлено по медицинским показаниям. Психическое состояние может быть таким основанием. Так что, возможно, администрация ТЮРЬМЫ будет встретиться Улюкаеву.

Посмотрите на фотографии на эту тему:

Улюкаев в ожидании приговора для немного танцевать: кадры из суда

16 фото

— А домашний арест вы тоже были один?

— Нет, дома со мной была семья. Но это другое. Это совсем другое. А если сейчас кто-то будет громко смотреть телевизор, попытаться вести разговор со мной — для меня это не нужно. Вы должны думать обо всем.

Вот и сотрудники, будь то ручка, немного бумаги. Будет писать.

— Дневники или стихи?

— И то, и другое. Стихов я вытащил три книги.

— Стихи грустные?

— На свободу, в последнее время пишет грустные. Но, возможно, здесь будут и другие? Здесь не так уж и плохо. Я ожидал, что будет хуже.

— А вы никогда не были ни в одной ТЮРЬМЕ, ни в одной тюрьме? Я имею в виду, на экскурсии, на осмотр или как гость.

— Нет, не приходилось. Хотя, когда был вице-премьера и министра финансов, а затем ответить на вопросы финансирования тюремной системы, то вы все равно ГУИС. Но вот, что лучше-посмотреть — не было.

— Вы надеялись, что вас не арестовали в пятницу?

— Не было иллюзий по поводу несправедливого осуждения. Но я подумал, что до апелляции изменить меру содержания под стражей не будет. Приговор не вступает в силу до апелляции. Почему, чтобы поместить их в ТЮРЬМУ? Я мог бы остаться на домашний арест, потому что все время я ни разу не нарушил условия. Я был уверен, что меня не арестуют, так как это не является обязательным.

— Почему взяли в суд с собой вещи?

— Адвокат сказал: «Возьмите, хуже не будет». Бросить в сумке только носки и трусы, засунул, пока жена не видела, и она, чтобы не волноваться. Даже зубную щетку не взял.

— Тогда вы должны дать ее. Тебе прошлой ночью в ТЮРЬМЕ покормили?

— Нет, было уже поздно, хотя. Но это ничего. Я вообще не привередливый. Завтрак был. Каша-сечка. Я все съесть. И без коробки и посылки могут жить как вы хотите. Здесь все хорошо, чисто, светло. Все в порядке. Чтобы быть в одиночку теперь для меня имеет большую ценность, чем все остальное.

…Место при Улюкаева просторная, в ней есть холодильник (пока пустой), маленький телевизор, изолированный санузел и три железные кровати. Улюкаев хочет голоса начальника ТЮРЬМЫ, стоя в дверях, присесть, иначе, говорит, ему будет неудобно в нем сидеть.

Алексею В. производит впечатление человека интеллигентного, деликатного, воспитанного, тихо. Лишнего не просит, не спрашивает. Но внимательно слушает и пытается запомнить правила, которые действуют в «кремлевском централе». Даже в джинсы и черную футболку, он почему-то не делает впечатление не только арестанта. Но стены на этот изолятор видели не одного губернатора, мэра и других федеральных руководителей.

Улюкаев приятно удивлен, узнав об услуге «электронное письмо» и о том, что в ТЮРЬМЕ есть тренажерный зал.

— А может, здесь площадку, на которой сделать? Я делаю гимнастику по утрам.

— Врач вас осмотрел?

— Да, все нормально. Вчера вечером я переволновался и давление подскочило. А сейчас уже все нормально. Скажи родственникам, чтобы они не волновались. Не надо лить мне слезы. Это просто такой эпизод из моей жизни. Я его переживу.

Сказать всем, что именно здесь не умрет? — -мы шутим.

— Да. Как говорится, не дождутся (улыбается).

— Что в неволе трудно переносится?

— Все терпимо. Не понимаю только, почему носить наручники, почему это «руки за спину, лицом к стене»? Люди настолько разные, нужно к ним дифференцированно подходить. Вряд ли можно подумать, что вы набросились на кого-то. А эти требования влияют на человеческое достоинство. Я здесь по привычке сверяю время, смотрю на часы, которые не являются. Почему были запрещены в ТЮРЬМЕ, часы? Потому что жизнь здесь идет в колее, и как вы можете его уважать, если нет времени?

— Для нас это недавно говорил арестован бывший замдиректора ФСИН Олег Коршунов. Но вот, когда он еще занимал свой пост, он нас не слышал — мы его после этого и для просмотра, и для многих других вещей…

— Да, должны видеть все изнутри, чтобы понять.

— Вам нужен психолог или какой-то доктор?

— Психолог я сам довольно хорошо. Нужен стоматолог, но сегодня он уже будет принимать. Судья, в конце концов, не разрешала мне идти к зубному врачу, когда просил, на домашний арест.

— Но почему отказался?

— Я Не знаю.

— Но здесь была очень хорошая женщина-стоматолог, даже избалованные сидельцы-олигархи говорят, что она имеет золотые руки.

— Вы меня порадовали этой новостью.

— Как вам спалось, все равно первая ночь в необычных для вас условия?

— В принципе не плохо, хотя в последнее время я сплю тревожно. Спасибо вам за то, что нервничает. Передайте всем слова благодарности. Меня как-то спросили журналистов в суд — какой смысл во всей этой истории? Я ответил: «Может быть, это принесет пользу стране».

— Вы хотите сказать, что люди смотрят на процесс перед вами, много будут знать-в курсе?

— Да.

Читайте материал: «Эксперт приговора Улюкаеву: отсидит немного меньше, чем на 5 лет»

Смотрите видео по теме:
«Улюкаеву дали 8 лет за корзину с колбасой: видео-вердикт»

01:47