Выборы — они и в РАНЫ выборов!

В oтличиe oт мaртa, кoгдa былo тoлькo три кaндидaтa, сeйчaс этoт прeстижный пoст бoрoлись сeмь aкaдeмикoв: Eвгeний Кaблoв, Гeннaдий Крaсникoв, Роберт Нигматулин Владислав Панченко, Александр Сергеев, Алексей Затраты и Валерий Черешнев. Из курьезного «марта призыв» остался только кандидат В. Панченко.

Троим из кандидатов уже превысило 70 лет: академики В. Панченко, В. Черешнев, Р. Нигматулин. И если с точки зрения занятия наукой и преподаванием возрасте может говорить о опыте, то с точки зрения управления он говорит о состоянии здоровья, вызов интенсивный график, дипломатичном поддержания позиции, диалог с молодыми учеными, представителями бизнеса и власти. На что могут рассчитывать эти кандидаты? Как говорят эксперты, в данном случае возраст не является препятствием для победы на выборах, потому что в составе Академии более половины членов в возрасте старше 70 лет, и если среди членов-корреспондентов примерный «паритет»: 50 на 50 тех, кто до 70 и выше 70, то среди академиков — 2/3 из тех, кто старше 70 лет. В определении «свой-чужой» при выборе кандидата больше шансов у более пожилых. Учитывая традиционные ретроградность РАНЫ, подобные прогнозы выглядят вполне логично.

Пять из семи кандидатов пошли по традиционному пути — в номинации делопроизводства, двое воспользовались предоставленным новым законом право выдвижения путем сбора подписей. Роберт Нигматулин (научный руководитель Института океанологии РАН) и Алексей Затрат (завтрак. лаборатории физической химии полимеров Института элементоорганических соединений РАН) пошли самым демократичным путем и получили по сто и более подписей своих коллег в поддержку выдвижения. Кто принял назначении административного путь из офисов решили собрать еще и индивидуальные подписи.

Почему один кандидат, предложенный единиц, еще и сбор отдельных подписей в поддержку выдвижения? Варианта было три. Во-первых, коллегиальное выдвижение в нашей стране имеет довольно негативный оттенок («сверху ставить, какой должен быть»), а ведь подпись является более демократичным. В целом, известный pr для населения, и для академиков. Во-вторых (и это более важно), хотя желаемой корпоративной этики (если это отделение открыли, а то все как один будут голосовать за данного кандидата), есть опасения, что не будет диссидентов и будет голосовать за себя, по собственным убеждениям, а не указаниями руководства, а также ставит подпись лично, то, как уже и слово дать, лично, в письменной форме. Как пример — голосование на бюро отделения историко-филологических наук, где на весь административный ресурс против назначения Владислава Панченко проголосовали треть.

По настаивать есть и другие вопросы. Например, почему отделение историко-филологических наук отделение глобальных проблем и международных отношений физики, доктор физико-математических наук В. Панченко, а отделение общественных наук РАН — другой-физика, доктора технических наук Г. Вадик. Законодательно это возможно, без нарушения, но здравый смысл порождает изумление.

То же непонимание возникает вопрос, почему нужно было сделать сразу из трех организаций, когда одной достаточно? Так, академики Александр Сергеев и Владислав Панченко сделал выдвижение сразу из бюро три отделения (Панченко: отделение нанотехнологий и информационных технологий, историко-филологических наук, глобальных проблем и международных отношений РАН; Thea: отделение физических наук, биологических наук и энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН, президиумом Уральского отделения РАН).

Здесь уже отдает демонстрации, что и административный ресурс круче и довольно известные политтехнологиями от обычных предвыборных кампаний, к которым привык обыватель.

В СМИ стала появляться информация о потенциальных лидеров в гонке — известная технология в выборах, связанные с психологический принцип голосовать за потенциального победителя и, чтобы не голосовать за обречены. Фактическое положение дел никому не известно, потому что, естественно, не социологические опросы с репрезентативной выборки никто не владеет. Однако среди этих лидеров называются А. Сергеев и В. Панченко. Первый считается выдвиженцем наиболее консервативной части академии, которая выступает против реформы, требует возвращения ресурсов, которые пошли в ФАНО. Во-вторых, в научных кругах связывают с Михаилом Ковальчуком (нынешний президент Курчатовского института), что делает его неприемлемым кандидатом для многих людей. Кроме того, В. Панченко — руководитель Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) — не самая популярная в научной среде организации, к которой есть претензии к прозрачности распределения средств.

А на все выборы, резко возросла медиа-активности. Уровень цитируемости и упоминаний имен академиков А. Сергеева и В. Панченко за 3 месяца перекрыл пятилетние результаты. С такой активностью в Академии не было так мрачно сегодняшнем состоянии, так что предположим оптимистично, что и до сегодня настоящий заявители не допускается, чтобы развернуть такую кипучую деятельность.

К вопросу о технологии выборов. В последнее время ТАСС сообщает о подписании контракта с По. Панченко в качестве руководителя РФФИ меморандум (!) для сотрудничества с целью распространения научных знаний в обществе и популяризации деятельности РФФИ, в том числе и по вопросам государственной поддержки молодых ученых в Российской Федерации, организации фундаментальных исследований в интересах ключевых субъектов российской экономики, поддержки научных исследований, направленных на социально-экономическое развитие субъектов Российской Федерации». Новость, безусловно, хорошая, эта раздающая пожертвования организация станет более открытым, ряд ученых, будет, наконец, понять, почему они получают или не получают гранты, общества, экономики и регионов объяснить, что то, что дает наша наука на эту стипендию, это именно то, что им необходимо, и если есть недоразумения, это проблема непонимающей стороны.

Почему нет договора? Потому что меморандум-это ни о чем (это из области дипломатии и pr), и договор с четкими обязательствами. Почему именно сейчас — в начале августа, когда вся научная общественность отдых, а не, например, в мае (а лучше на год раньше или раньше) или в сентябре? То, что связано с выборами Президента РАН, без сомнения.

В конце концов, выборы — они и в РАНЫ выборов! События и процессы, немного отличается от суровой реальности обычных выборов. И пусть там сидят академики семи пядей во лбу, где они будут вести Академии наук, покажут выборы 25 сентября.

Николай Алешин

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.