Любовь на фоне хаоса и анархии

фoтo: ru.wikipedia.org

Пaвeл Дыбeнкo.

Рeвoлюциoнныx сoбытий 1917 гoдa. в жизни Пaвлa Дыбeнкo связaны нe тoлькo с внeзaпнoй мeтaмoрфoзы прoстoй мaтрoс вoeннo-мoрскoгo министрa. Oн вспыxнул бурный рoмaн с Aлeксaндрoй Кoллoнтaй, кoтoрaя тaкжe вxoдит в состав первого советского правительства. Дыбенко казалось воплощением мужественности и пользуется большим успехом у представительниц слабого пола.

Александра Михайловна, по уши влюбилась в моряка-балтийца:

«Люблю в нем сочетание сильной воли и беспощадности, заставляющее видеть в нем «жестокого, ужасного Дыбенко»… Это человек, который преобладает не интеллект, душа, сердце, воля, энергия… Наши встречи всегда были радостью через край, наши расставания полны были грязи, эмоций, разрывающих сердце. Вот это сила чувств, умение пережить полно, сильно, мощно влекли к Павлу».

Оказавшись в водовороте невиданных событий, они пользуются не только друг другу, но и его роль вершителей судеб. Накал политических страстей только усиливал свои любовные чувства. Оба склонны к красивым жестам и драматические фразы. Коллонтай, знакомые с ужасами войны были только слухи, с горящими глазами декламировала:

— Какой красивый конец — смерть в бою! Это то, что вам нужно: победить или умереть…

фото: ru.wikipedia.org
Александра Коллонтай.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦЕНТРОБАЛТА

Молодой Павел Дыбенко начале грузчиком в рижском порту. Свободная и разгульная портовая жизнь будет соответствовать, но силой бог не обидел. За укрывательство военных преступлений будущий нарком военно-морского дела была в ноябре 1911 года. был арестован. Его передали на призывной участок. Высокого и крепкого Дыбенко зачислили в Балтийский флот. Он окончил минную школу, служил корабельным электриком.

Анархистская натура Дыбенко не принимала тяжелых флотской дисциплины. Офис вызывала ненависть и отвращение. И он присоединился к тем, которые они хотели бы уничтожить всю существующую систему, к большевикам.

В разгар войны, осенью 1915 г., его зачислили в отдельный морской батальон, который бросили на фронт в поддержку сухопутных войск. Но флотское начальство крайне неудачно подобрало личного состава. Батальон не хотел бороться.

Моряки, напомнил Павел Ефимович, отказались идти в наступление:

— Нас не кормят, офицеров, взяли наши деньги, мы не хотим бороться!

Батальон отозвали в Риге, разоружили и расформировали. Дыбенко осужден на два месяца тюрьмы. От дальнейших неприятностей спасти Февраля революции. Дыбенко до такой степени не хотел больше подчиняться никому, что он стал главным борцом за демократизацию флота. Высокий рост, зычный голос, умение выступать и увлекать за себя, сделали его заметной фигурой среди балтийцев.

Он участвует в мае 1917 года. на организационное собрание высшего выборного команды моряков — Центрального комитета Балтийского флота. В некотором Центробалт вошли тридцать три), из них только шесть были наклейки. Тем не менее именно большевика Дыбенко избран председателем.

Павел Ефимович добился принятие закона, в котором говорится, что по приказу командования флота осуществляется только с разрешения Центробалта. Остановить правительство было мириться. Балтийское море, моряки — сила, с которой никто не рискует ссориться. Сухопутных войск сражались на фронтах, далеко от Петрограда, а балтийцы находятся в непосредственной близости, разгуливали в столице, и правительство понимало, что лучше иметь их в союзниках.

Дыбенко со товарищи отправились в Петроград, встреча с главой Временного правительства. Вес и роль балтийцев были такие, что Александр Керенский сразу их принял и узаконил существование Центробалта. Павел Ефимович поговорить с Александром Федоровичем на равных, если не свысока.

В июне Керенский приказал командованию Балтийского флота сформировать из добровольцев шесть ударных батальонов и отправить их на фронт. Дыбенко отмены заказа. Балтийцы не считаться с Временного правительства, считая слабым и нерешительным. Павел Ефимович встретился с Лениным. Владимир Ильич отчаянно нуждалась в поддержке балтийских моряков, но и с некоторой опаской посматривал на импульсивные и поддающегося эмоциям союзником.

— Смотрите, не набедокурьте, — говорит Ленин, — а я слышал, что вы там из правительства, не понимаем. Как быть, что-то не получается…

— Ничего, — ответил Дыбенко, — это наговоры, мы люди скромные и вперед батьки в пекло не полезем.

Но именно это и Павел в Муниципалитетах и в силу необузданного ваш темперамент и авантюрный характер. 1 июля 1917 года. на заседании Центробалта Дыбенко предложил арестовать комиссара Временного правительства и взять в свои руки средства связи и контроля над действиями командования флота. В Патронов на миноносцах пошли делегации с просьбой передать власть Советам. Делегация остановилась. Тогда в Петроград отправились еще три миноносца, что один из них находился и Дыбенко. Но июльская попытка большевиков взять власть не удалось. 5 июля Дыбенко, как и почти все лидеры большевиков, был арестован.

ПРАВИТЕЛЬСТВО НЕ ПОДЧИНЯЕМСЯ!

Большевики держали в тюрьме на Арсенальной набережной. Она состоит из двух крестообразных зданий, и потому называется «Кресты». А в женской тюрьме сидел член Петроградского Совета Александра Коллонтай, с которой Дыбенко начался роман. Она пишет подруге:

«В первые дни мне все казалось, что я участвую в американском кино, там в кино, так часто изображаются в тюрьме, натереть на крупной терке и все атрибуты правосудия! Странно, что первые дни я много спала. Кажется, выспалась за все эти месяцы напряженной работы. Но потом начали и темные дни. Трудно себе душевное состояние. Кажется, доминирующая нота в эти тяжелые дни — ощущение, что не только я, отрезаны, изолированы от мира, но и забыт. Казалось, что, кроме тебя, меня уже никто не помнит».

Она сильно ошибалась. Лишение свободы дать его героический ореол. Ее имя гремело в революционном Петрограде. 1917 год для них с Дыбенко был звездный час. Пока он сидел в тюрьме, принятый на vi съезде партии большевики. И не кто-то другой, а именно Александра Коллонтай избран почетным председателем.

Шестой съезд партии собрался в ситуации, когда партия большевиков преследовали, и проходить с 26 июля по 3 августа в полулегальной обстановке. Ленина на съезде не было лидеров большевиков скрывались от ареста. При отсутствие драйверов делегаты чувствуют себя в безопасности и ничего не решает. Новый состав ЦЕНТРАЛЬНОГО комитета выбирали закрытым голосованием. Мы выбрали двадцать один член ЦК и десять кандидатов. Результаты конгресса не были объявлены. Только назвали имена четырех человек, которые получили большинство голосов, — Ленин, Зиновьев, Троцкий, Сталин. Коллонтай также ввели в состав ЦК. Она узнает о том, когда выйдет на свободу и вернется в политику.

Первоначально лидеры большевиков будут судить за попытку устроить военный переворот. Но Керенскому не было достаточно силы воли и решимости.

21 августа Александра Михайловна освобожден из тюрьмы под залог — «из-за плохого состояния здоровья». Максим Горький и его жена, известная актриса Мария Андреева, письменно поручились, что Александра Михайловна не сбежит.

Павел Дыбенко был выпущен 4 сентября — также под залог и без права выхода в Гельсингфорс, где находилась главная база флота. Не обращая внимания на запрет, на следующий день Дыбенко на миноносце вернуться к своим морякам.

После того, как в июле событий Керенский распорядился, Центробалт распустить. Но ваши заказы за пределами Зимнего дворца, резиденции правительства, практически никто не играет. Дыбенко снова стал председателем Центробалта. Два месяца за решеткой, нисколько не поразило Дыбенко. Легкость, с которой он вышел из тюрьмы, и, наоборот, убежден в очевидной слабости Временного правительства. На съезде Советов Северной области Дыбенко держал речь от имени Балтийского флота:

— Флот категорически отказался выполнять любые приказы Временного правительства… Все силы и средства Балтийского флота — доступна на выходе. В любой момент флот по вашему зову готов для реализации.

После Октября большевики на скорую руку сформировали правительство. Решили войти в состав Совета народных комиссаров представителя балтийских моряков — главной военной силы, принятых в стране большевики. Павел Дыбенко утвержден наркомом по морским делам. Теперь они встретились с Коллонтай на заседаниях Совнаркома в Смольном. Не только заметная разница в возрасте, но и чрезвычайно пылкость чувств влюбленных друг в друга наркомов, как сознательно выставленная напоказ, проблемных коллег из партии и правительства.

Павел Дыбенко был на двадцать восемь лет. В сопровождении вооруженных матросов он явился в военное министерство, где на него смотрели с изумлением, плохо представляя себе, корабельного электрика на роль военно-морского министра.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Вот уже сто лет после революции не прекращаются разговоры о зловещей роли масонов.

Начало — в номере «МК» от 19 декабря 2016 года, 9 января 2017-го года, далее — каждый понедельник, а 28 апреля, 5 мая, 9-го июня.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.