Медицинский триллер, в «Бутырке»: известный импресарио превращается в растение

Прeждe чeм встрeтиться с тюрeмными врaчaми Aнтoн Oвeц (в цeнтрe) был здoрoвым и успeшным импрeсaриo. Нa фoтo — с гoлливудским aктeрoм Стивeнoм Бoлдуинoм (слeвa).

Eгo жeлeзнaя крoвaть стoялa в углу нa узкoй, тeмнoй кaмeрe псиxиaтричeскoй бoльницы «Бутырки». Пoслe нeскoлькиx пoпытoк мнe удалось его поднять и штаб-квартира. Говорил Антон не мог — мычал. К тому времени он уже ослеп на один глаз, ходит под себя (в раздувшиеся, гнойных ноги не может встать), ничего не помнит и не понял, разучился читать и писать. Его внешний вид вызывал и жалость и ужас одновременно. Таким запомнила его я. И даже не могла представить иначе…

Фотографии, которые принес в редакцию мать Антона Баранова (женщина, в прошлом историк, историк искусства, уже пенсионеров), вас, кажется, поразительно красивый молодой человек. Сами фотографии больше похожи на рекламный щит какой-то фильм, актер или певец.

Антон, на самом деле довольно известная личность в узких богемных кругах. Парень вместе с другом открыли компанию, которая занималась организацией праздников, концертов, развлекательных мероприятий в области высшего света.

— У нас дома было множество знаменитых актеров, — говорит мама. — В один прекрасный день, я услышал, как назвали сына даже от Пугачевой по вопросу организации некоторые ее выступления. Он даже с иностранных знаменитостей, торг! Между прочим, он организовал посещение знаменитого голливудского актера Стивена Болдуина (младший брат Алека Болдуина) в Москве в 2007 году.

По словам его друзей, Антон был веселым, легким, заводным, все время что-то придумать. Среди его проектов были и очень серьезные — например, для открытия в Москве сети инновационных кинотеатры. Но гламурная жизнь опасным искушениям. Антон стал употреблять кокаин. Когда он еще мог говорить, то объяснил это так:

— У меня в последнее время постоянные головные боли, а кокаин эту боль снимать.

Для головной боли Овец не врал, как ребенок перенес черепно-мозговая травма, из-за которой развилась вегетососудистая дистония и энцефалопатия. Наркотической зависимости от кокаина у него не было — это подтвердил опыт работы в НИИ Сербского.

Вот Антонио помнят друзья.

Представлял ли Рамс большой интерес для ФСКН? Вряд ли. Его клиенты — другое дело. Друзья, уверены: первоначально у оперативников службы наркоконтроля была идея через него выйти на кого-то из жителей Рублевки (что уж скрывать — кокс там нюхают, и очень активно). Держал большую золотую рыбку, которая, как и в любой сказке, что-то, чтобы сделать его сбился мира, готов выполнить любое желание (хотя корыто новое, хотя дом), — мечта любого коррупционера в погонах. Но ничего не вышло: замок момент, когда будет Рамс прошел с кем-то из богатых покровителей препарата, не удалось. В итоге один из знакомых позвонил Баранову, сказал, что ему очень плохо и срочно нужна доза. Этот обещал купить. В конце концов, приняли Баранова. Представители следствия сказал, утверждая, что в момент задержания он забился под стол в офисе и пытался кормить все эти горы кокаина, что имел при себе. Яркая картинка, но вряд ли реальная, как это видно из судебного решения, в целом они Баранова изъяли меньше, чем один грамм наркотика.

В оперативных материалов Баранова выложил ни много ни мало главным поставщиком кокаина, не только в доме нуворишей, но и для Государственной думы! Тем не менее, имена депутатов и сотрудников аппарата ГД, которые якобы брали из него зелье, оперативники ФСКН назвать не смогли.

Как бы там ни было, за свои грехи Антонио нести расплату уже, по крайней мере, то, что оказалось за решеткой. 2 февраля 2015 года. он оказался в ТЮРЬМЕ №5. Изначально чувствовал себя хорошо, пошел на шпагат, возьму книгу в библиотеке тюрьмы, ходил в церковь и т.н., Но вскоре что-то произошло, и он не мог больше принимать пищу, теряет вес 40 кг. Сокамерники рассказывали, как его постоянно рвало. Очевидно, тюремные врачи решили, что причина в депрессии. Как они пытались лечить — не ясно. Но эффект терапия не дала, Антон переведен в психбольницу «Бутырки».

— Я пришла туда с ним на свидание, — говорит мать. — Сын прокомментировал: «один Молодой врач сказал, что я симулянт, и то, что он когда-либо читал мою медицинскую карту». Это главврач психиатрической больницы Дмитрий Никитин.

Какие препараты Антонио там дают? Ответ на этот вопрос ни матери, ни наблюдатели не могут получить до сих пор. Но с ним стали происходить приступы, приезжайте на вызов «03» врачи диагностировали острое нарушение мозгового кровообращения, сопор, гипоксию. Утром 16 апреля 2015 года. Антона нашли без сознания на полу камеры, камеры в «Бутырке». «Скорая» принести его в ГКБ №5 с диагнозом «коллапс неясной этиологии».

Реанимации. Отделение токсикологии. Врачи берут кровь и определить причину аварии: «Отравление трициклическими антидепрессантами 2 этап».

— Его состояние было очень тяжелым, — говорит завтрак. отделением, к. м. н. Александр ливанов. — Симулянт? О чем ты говоришь? Есть объективные данные анализов. Тяжелые морфологические изменения. Поражение мозга. Что касается обнаруженных в организме лекарства, ошибки быть не может. Может ли он в ТЮРЬМУ сам их достать и отравиться? Если вы считаете, что к нам из изоляторов иногда доставляют людей в наркотическом опьянении, то нет ничего невозможного. Но эти антидепрессанты не представляют интереса для наркоманов: они не дают состояние одурманивания. И, как правило, они используются только на лечение в психиатрические клиники, вы не найдете их в терапевтическом и других отделениях больницы.

Таким он стал после лечения за решеткой

Очевидно, что психиатрические препараты Баранов, если в ТЮРЬМЕ (хотя там это отрицают). Но не рассчитали дозу, не изучили его медицинские документы и, в конечном итоге, человек на самом деле был отравлен.

Тот же ливанов говорит, мол, могла бы быть определенная реакция организма на препарат, от такого никто не застрахован. Но вместо того, чтобы наблюдать реакцию пациента на лекарства, Баранова в тюрьме, психушке считает симулянтом (не случайно я спросил, для моделирования при Ливанова). И когда все оказалось, тюремные эскулапы не поспешил признать или, по крайней мере, чтобы исправить свою ошибку, не. Они продолжали выкручиваться. Поднимались даже фантастические версии: сбой при Баранова получил из-за кокаина, который он приносит при аресте. Спустя два с лишним месяца?!

С подачи тюрьму врачей и следствия, судья решил, что Антон по состоянию здоровья может находиться в изолятор (от ГКБ №5 написал его, и он снова оказался в ТЮРЬМЕ). За решеткой Баранов становилась все хуже и хуже. Судмедэксперты связывают это с отравлением. Цитирую выводы специалиста мирового масштаба, профессор, доктор наук (перечислить все регалии в инструкции занимает целую страницу) Евгения Баринова: «Это тяжелое острое отравление привело к дистрофическим и некробиотическим изменениям в организме. Токсические эффекты были подвергнуты практически всех жизненно важных систем и органов, в том числе сердечно-сосудистую, эндокринную, мочевыделительную. Развивается ангиопатия сетчатки. Токсическое поражение почек может привести к полной капитуляции. Токсический эффект не может не влиять на сердце Баранова и может даже привести к его смерти».

И на фоне этого, тюремные врачи цинично продолжали говорить правозащитникам, что Баранов симулирует слепоту, что он «вполне себе ничего». Они направляли Оружие на медосвидетельствование в октябре 2015 года. и в апреле 2016 года. в больнице им. Ерамишанцева (с ним ФСИН есть соглашение). Но оба раза приговор: не является заболеванием, которое препятствует содержанию под стражей. По нашим данным, в это день даже не экспортируется, проведенного расстояние и выводы, сделанные на основании данных тюремных медиков… На это нам жаловались многие заключенные.

Анелия-медленно умирал в «Бутырке». С каждый раз, когда к нему приходили наблюдатели, в них не оставалось надежды на его спасение. Тюремные врачи, если они вступили в заговор, твердя: «Его состояние удовлетворительное».

Из изучения этих отписок, которые они дают, на жалобы и обращения, волос на конце. Главврач психиатрической больницы Дмитрий Никитин умышленно или случайно путает даже дата регистрации Баранова (пишет, что каждый человек приходит на 30-е число, хотя мать во время встречи видела его там уже 25-го). В один из документов (ответ на следственные органы) тюремные врачи, как правило, как будто для другого пациента писать, указывая, что от болезней Баранова есть только тепловой ожог стоп (откуда они вообще это взяли?). Руководитель всей тюремной медицины в Москве, начальник МСЧ Галина Тимчук все время так и не признал ошибку тюремных медиков в отношении Баранова. «Факты подтверждения не нашли» — цитирую свои ответы на жалобы. Поразительно, но одновременно руководитель медслужбы ФСИН России (т.это. босс Тимчук) Ларионова подтвердила, что нарушения еще не были, и виновные привлечены к дисциплинарной ответственности — очевидно, имел в виду удаление от должности одного из врачей, лечивших Баранова еще в ТЮРЬМЕ №5.

Наблюдатели пообещали не рассказывать общественности вся эта история, если врачи ошибку будет исправить и поставить решение, что Полина не может оставаться за решеткой. И обещал нам. Но слова не сдержали. Баранова после провозглашения приговора (9 лет колонии строгого режима), даже и без медицинского сопровождения отправили этапом в Брянскую область на верную смерть.

— Да, объективно это плохо, — признал накануне главврач психиатрической больницы Никитин. — Но это его состояние в целом. А вот конкретного заболевания, что затрудняет нахождение за решеткой, он не будет.

Да ну? В распоряжении редакции два документа. Один — заключение комиссии специалистов «Научно-практический центр исследований и экспертиз». Делали его из ведущих специалистов в области неврологии, наркологии, психиатрии и судебно-медицинской экспертизы. Их вывод: Баранов нуждается в лечении в условиях неврологического стационара и абсолютно точно-это заболевание, препятствующее отбыванию наказания. А вот еще один документ — заключение профессора Евгения Баринова. Он пишет, что здоровье Баранова за решеткой причиненный вред, и он находится в прямой причинно-следственной связи с приемом трициклических антидепрессантов, и что дальнейшее нахождение его за решеткой, может привести к летальному исходу. Почему не обратил внимание на эти документы, господа тюремные врачи Никитин и Тимчук? Почему, несмотря на них, вы, господин судья, заявляли, что Равиль — симулянт, и дать ему уже 9 лет?

— Не знаю, откуда взялась эта ненависть к этому человеку, — вздохнул завтрак. токсикологическим управления ГКБ №5. — Это Не объяснение.

Один из бывших партнеров Баранов, который вместе с ним работал Рублевку, увидев его в суде, в шоке и прошептал что-то. «Это урок для всех нас».

Прошу считать эту статью официальным обращением к директору ФСИН России Геннадию Корниенко. Все документы, которые имеются в тексте, готовы предоставить.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.