Отец мальчика, арестованного на Арбате: “Мой сын не попрошайка

фoтo: Aлeксaндр Минкин

Нeсмoтря нa шумиxу, жить Элиaсa Скaврoнски слушaли тoлькo oкoлo 200 чeлoвeк. Сaмo интeрвью для интeрнeт-пoльзoвaтeлeй, длился oкoлo двуx чaсoв. Мужчинa сидeл перед экраном темных очков. Рядом была его жена Кристина. Та же женщина, которая пыталась бороться за Оскар в полиции, представившись почему-то соседкой.

– Она в замешательстве. Кто-то на нее был представлен? Мачеха? Поэтому мы не называем его в семье Кристину. Что мне в голову пришло, так и проявить себя. Во-первых соседкой, то знакомая, – ответил вещания Элиас.

– Кристин, были обвинены в противодействии полиции?

– Нет, ей не были предъявлены обвинения.

– А где родная мать “Оскар”? – вопрос от слушателей.

– Она живет с нами по соседству. Там оказалось, что мы расстались. Она имеет свою собственную семью, у нас есть свой собственный. Оскар живет со мной. С матерью общается.

– Где теперь “Оскара”?

– Оскар сейчас со мной. Вы можете его прослушать.

Несколько раз за кадром раздавался детский голос. Отец сразу же прерывал передачи: “Оскар”, выйдите из комнаты, пожалуйста, нажмите здесь для взрослых разговоров”.

– Как Оскар себя чувствует после аварии?

– Нормально. Внешне он не проявляет свое расстройство. Но я думаю, что в его душе не легко. Мальчик ведет себя. Он устал. Также, в конце концов, переживал.

– Вы собираетесь обращаться с ребенком к психологу?

– Да, мы будем обращаться к психологу.

– Объясните еще раз, что ребенка задержали?

– Его задержали полицейские по каким-то своим соображениям. Я считаю, что его задержали по беспределу. Короче говоря, ни за что. В протоколе пишет – попрошайничество. Но позже протокол, который они представляют, рухнули.

– Как на ваш взгляд, должна вести себя полиция во время удержания от мальчика, если он закатил истерику?

– Городских камера покажет, как вел себя, самый первый ребенок, он был спокойный. Так для камеры, мы будем смотреть, как ребенок стоит на стражи порядка. Все действия полиции были захвачены в плен и будут тщательно изучены. Я считаю, что человек должен быть вежливым с людьми. Не может дерзить. Проблема не в том, что взял Оскар в полицейский участок. Проблема в том, как его забрали.

– Сейчас многие считают, что все случившееся – спланированная провокация?

– Да, есть такое мнение. Для меня это разочаровывает. В якобы провокации, о заранее спланированной акции обвиняют журналистку, которая случайно оказалась поблизости. Мой муж с ней ранее не был знаком. Началась травля девушки. Это несправедливо. Я не знаю, какой нормальный родитель подставил бы так ребенка.

– Где вы были во время аварии?

– Я был в студии, работал. Кристина – на место происшествия.

– Почему ваш муж так кричал, ведет себя неадекватно?

– Он не знал, куда увозят мальчика. А теперь достать форму полицейского и автомобиль не является проблемой. Он не знал, кто эти люди и что они могут сделать с ребенком.

– Как вам сейчас живется на родине? Не стало труднее дышать?

– На родине мне не стало труднее дышать, потому что из трех идиотов.

– Почему вы не снимаете очки? Может, под кайфом?

– Уже не первый раз мне задают этот вопрос. Называют нас наркоманами только тех людей, которые не могут распознать человека, который не спал два дня, чем те, которые сидят на наркоте. Я могу снять очки. Но у меня из-за бессонных ночей, красные глаза, полопались сосуды.

– Вам принести извинения сотрудникам правоохранительных органов?

– Мне руководством МВД, принес извинения.

– И все-таки его сын, чтобы собирать деньги на Арбате?

– Еще раз повторяю, что денег он не собрал. Ребенок еще слишком молод, чтобы таким образом заработать.

– Но часто видел на Арбате, читать стихи.

– Скажите, сколько раз, сколько дней или недель он стоял на Арбате и рассказывает стихи, я не могу. Но читать стихи – не значит попрошайничать. Почему мы относимся к этому как к чему-то экстраординарному?

– Почему тогда он сказал полиции, что попрошайничал?

– Откуда у вас эта информация? Он ничего подобного не говорил.

– Вы думаете, что это нормально, что мальчик читает стихи в этом возрасте?

– Ну, почему бы и нет? Когда мальчик играет с мячом на улице, до нее в конце концов не подходит полицейский, ему не делают замечание. Некоторые дети гоняют мяч, другие читали стихи. Чем эти дети отличаются друг от друга? Ничего. Только родом занятий.

– Оскар, занимается в какой-то секции?

– Он учится в школе с английским акцентом. Занимается в театр стакана. Посещают ритмику.

– Вы сами делаете?

– Я пишу музыку. Возиться с дизайном.

– Правда, что вы жили в Украине, здесь недавно и аренда квартиры?

– Я был по делам в Украине. Не могу сказать, что я там жил, а здесь, я пришел.

– Говорят, ваш сын хочет пригласить на программу, Иван Ургант, для мальчика, там стихи читали. Идти?

– Я бы С удовольствием пошел, но по другому поводу.

– Конечно, и в других ток-шоу, вас позовут?

– Я никуда не пойду. Уже жалею, что на интервью в некоторых СМИ раздал.

– Вы будете жаловаться в вышестоящие инстанции?

– Что обращаться в вышестоящие инстанции, следует начинать с нижестоящих.

– Но теперь вам стал известен?

– Это не слава. Это не очень хорошая слава.

После окончания передачи, мы также связались с Элиасом, чтобы уточнить несколько моментов

– Как вы с Оскаром пережил на следующий день после инцидента?

– Сын с родственником весь день был дома. Помогал ей готовить обед. Кушал много. На улицу не выходит.

– Вы с ним обсуждали эту историю?

– Мы с ним не говорили на эту тему. Даже не помню.

– Но он, наверное, теперь вряд ли выйдет на Арбат читать стихи?

– О, мы еще больше не говорили.

– И все же, вы знаете, что ваш сын приходил на Арбат и зарабатываю деньги чтением стихов?

– Кто вам это сказал?

– Уже все говорят. Есть свидетели, которые видели его на Арбате.

– Того, кто это говорит, это и свяжитесь с нами. Я не могу отвечать за слова других людей. Если вы собираетесь со мной на эту тему поговорить, то разговор закончим сразу.