Полиция Санкт-Петербурга намерена поставлять в суде желтый утенок

фoтo: AP

Oдин митинг нa мaрсoвoм пoлe, кoтoрый нaчaлся oкoлo 14 чaсoв в пoнeдeльник, быстрo пeрeрoслa в стрax. После того, как полиция предложила собравшимся двигаться в Сравнительно парк, где действие было согласовано, и отказался их собрались оппозиционеры, среди которых было много молодежи, взяли в кольцо и распихали по автозакам.

Как сообщают городские СМИ, полиция 1202 административных протокола на задержанных во время митинга на марсовом поле. На каждого участника — по два протокола: за статьи 20.2 КоАП («Участие в несанкционированной акции) и 19.3 («Невыполнение законных требований сотрудников полиции»). По предварительным данным, суд должен был вынести решение по 561 человек.

Уже к обеду стало ясно, что сил одной Дзержинский суд, с ситуацией не справиться. К вынесению решения по нарушителям подключили и другие городские инстанции. Весь день по городу разъезжали автобусы с задержанными, подвозя в залы на 10 человек. Кто-то после принятия решения выйти на свободу, заплатив только штраф. Кто-то остается под арестом. 71-летний пенсионер по прозвищу Черный, который состоялся в ночь с 29-го отдела полиции, получил штраф в размере 5500 евро и был выпущен. А вот и девушка пенсий за счет Высоцкой не повезло. О том, что она не хотела, чтобы сесть в полицейский автобус, 12 июня, его осудили на 5 день ареста, и 10 тысяч евро штрафа. В течение 10 суток ареста и 10 тысяч евро штраф получил три задержанных Рога, Шмаков, виктор Васильев. Петербурженку Розову оштрафован на 11 тысяч рублей…

Данные, поступающие из судов, — хватает, потому что слушания идут в закрытом режиме. В залах никого не пустили, здание находится под усиленной охраной полиции. Известно, что судья даже некоторые журналисты. В частности, журналисты издания «Собака.ру» Ксению Морозову, который был митинг с положенной пресс-карты, был задержан 12-го отдела полиции во Фрунзенском районе всю ночь и отказался, выпустили до суда. Среди задержанных был и внук писателя Бориса Стругацкого.

Один из участников митинга перед уголовное дело. Какой-то молодой человек в серой ветровке, оттолкнувший полицейского во время задержания, вызвать его падение на скользкой мостовой. Полицейский потерял зуб, так что юноше грозит уголовная статья.

Кстати, во время арестов полиция «арестовала» и желтый утенок. Говорят, что он будет фигурировать в суде в качестве вещдока.

Депутат Законодательного собрания города Борис Вишневский всю ночь путешествует по отделениям полиции, пытаясь освободить задержанных несовершеннолетних. В некоторых отделениях, которые его допускается до подростков, в некоторых — даже не дали возможность пройти через юристов и адвокатов. По словам Руководства, на этот раз полиция специально родила обвинения по двум пунктам обвинения. Кроме того, статья 20.2, предусматривающей только штраф, задержанным вменяли статью 19.3 («Не…»), которая дает возможность арестовать на срок до 30 дней и хранится в полиции 48 часов.

По словам Руководства, использование этой статьи в данной ситуации, это совершенно неправильно: «Отказ покинуть место несанкционированного митинга не представляет собой самостоятельное нарушение статьи 19.3. Это только отягчающее обстоятельство при определении наказания. О том, что может увеличить штраф, например. Но не может арестовать вас за один день и не может храниться в полиции более трех часов. Именно такой двигатель, в ответ на мой депутатский запрос, то ли в Генпрокуратуре еще пять лет назад, — объяснил он «МК». — Но полиция не обратила на это внимание. В частности, они использовали статью о неповиновении, чтобы быть в состоянии ареста задержанных». По мнению Руководства, как и во все отделы полиции вытащил те же противоправные решения, установки для него ясно, пришла сверху.

Неимоверными усилиями защитников уже к середине ночи от полицейских участках удалось освободить почти всех несовершеннолетних задержанных. По некоторым данным, они были около 140 человек. Ребята передается в руки родителям. До утра в депо осталось только четверо молодых игроков в ралли. Для 17-летнего Евгения мама уже выехала из Тулы, но один человек должен быть положен опекун. 17-летний и тоже Захара не открывается, так как его мать оказалась. Вишневский считает, что это полный абсурд. В конце концов, 17-летних девочек и мальчиков — уже не дети, которые не могут без присмотра выпускать на улицу. Тем не менее они передают родители его только с рук на руки.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.