Приемная мать, удалившую молочных желез, лишенный детей: заменен пол

Нa фoтoгрaфии сeмья пoлнoстью счaстливa и блaгoпoлучнa. Фoтo: сoциaльныe сeти

Юлия 40 лeт, былo трoe своих детей и два приемных. Высокая, 17-летняя дочь, живет со своим отцом. Судя по фотографии, семья вполне счастлива и обеспечена.

На своей странице в социальной сети Юлия описано посещение органов опеки более эмоционально: “…Меня выслеживали. За мной охотились. Из праги: “Собирайте детей, мы их забираем”. Что, почему? “У нас есть информация, что вы сделали недопустимую операцию. Ваши фото из инстаграма заскринены, собирались менять пол. И вообще, у вас здесь грязно и вон кусок обоев оторван”. Не знаю, может быть, есть люди, которые в любой ситуации сохраняют спокойствие, но, когда меня забрать детей, с которыми не расставались ни на минуту с одним из трех лет, со второй половиной, моя способность вам считают исчез. Я сама показала справку из больницы, где делала операцию, со словами — вы с ума сошли, все законно”.

Приемная мать стоит на своем: грудь уменьшается удобства-большой, большой бюст болит позвоночник, а с первого размера удобно играть с детьми в футбол и бегать с собаками по полям. Тем не менее, источник, близкий к суду, сообщает “МК” в частной беседе: суд затребовал медицинские документы из этой же клиники, и там в графе “Цель операции” написано — “Смена пола”.

Фото: социальные сети

В связи с Юлией через социальные сети, тем не менее, от интервью она отказывается:

— Физически нет. Извините.

— Юлия, ответьте хотя бы на один вопрос: действительно ли в ваших медицинских документов на операцию указано в колонке “Цель операции”, “Смена пола”?

Однако ответ “нет”. В конце концов, не ясно: даже если человек решил сменить пол, он что, по умолчанию становится плохой родитель? Мы задаем этот вопрос Игорю Морокову, уполномоченного по правам ребенка в Свердловской области.

— Российский Семейный кодекс семьей считается союз мужчины и женщины, даже и за границу для усыновления детей не отдают в гей-семьи. Сам я тоже на традиционные, так сказать, мнения в семье — ребенка должны быть мама и папа. Безусловно, есть ситуации, когда детей берут под опеку одиноких людей. Но семьи, где два папы или две мамы, в то время как в России быть не может. Это, конечно, взрослые люди вправе сами решать с кем жить и как, чтобы изменить себя, но государства, чтобы доверить детей. в такой семье не может.

— А если таких семей будет больше, можно ли изменить законодательство?

— Теоретически все возможно, конечно, но не думаю, что это явление будет носить массовый характер. В то время как у нас на практике по этим делам нет. Насколько мне известно, для смены пола требуется решение врача-психиатра, были ситуации, когда стремление к изменению пола признала психиатрическим заболеванием. Много нюансов и тонкостей.

— Хорошо, а какова ситуация с семьей Юлии? Как вы оцениваете действия опеки?

— В то время как я опираюсь на решение суда, где сообщается, что в действиях опеки нет ничего противозаконного. Но все документы по этому делу я не видел, в том числе медицинских, о которой вы говорите выше. Известно о нем стало только в среду. Ситуация была слишком деликатной, чтобы здесь сделать какие-либо домыслами. Вы понимаете, в то время как наш аппарат не имеет права принимать чью-либо сторону, мы в первую очередь работаем в интересах детей, а не приемных родителей или опеки. В любом случае, пока приговор не вступит в силу, Юлия и ее муж имеет законное право обжаловать его.

Страница Юлии в социальных сетях друзья семьи начинается сбор средств. Именно его цель не уточняется, написано пока туманно: “Прошу каждого из вас помочь семье собрать”, но найти карты Юлия.