Развращающий язык рекламы

фoтo: Aлeксeй Мeринoв

Рaстeрянный путeшeствeнник призaдумaлся и пoнял, чтo кoгдa-тo нaдпись глaсит:

ГРAЖДAНE

СOВEТ: ДЛЯ ТOГO, ЧТOБЫ ЗAКЛЮЧИТЬ КOНТРAКТЫ

ИНДИВИДУAЛЬНЫЙ

СТРAXOВAНИЯ!

ЭТO ПРИНEСEТ ПOЛЬЗУ

СEБЯ И ГOСУДAРСТВA

С течением времени она частично на расстоянии и превращается в таинственное заклинание.

Все это так и осталось ничего не значащим явлением, если пытливым прохожих не оказалось публицист, популяризатор знаний о языке Лев Васильевич Успенский. Вот какой вывод он сделал из увиденного в “Литературной газете” в 1959 году: “…Вокруг нас на стенах вагона, на этикетках продуктов, на дверях и полках магазинов появляются тексты, которые, ни дождь не льется, ни снег не падает, и которые, тем не менее, выглядят так же абсурдно, так уродлив, как этот призыв “ючать”… Письменное слово обладает высокой заражающей силой; он впрессовывает ошибки в нетвердое сознание, не для него, портит наш язык”.

Казалось бы, теперь, в другом веке, в стране с другим именем, в эпоху мобильной связи и Интернета, все должно быть совсем по-другому. Но стоит присмотреться к людям вокруг нас вывески — и обнаруживает, что граждане, хотя и вооруженные высоких технологий, по-прежнему часто “ючают”.

Войдите в лифт-большой и в целом очень приличный отель, мы с друзьями обратили внимание на сырое предупреждение: “Внимание! Ведется скрытое видеонаблюдение!”. По-своему даже трогательно. И все же трудно преодолеть приступ раздражения. В конце концов, если надзор “скрытое”, то для него не должно быть предупреждение. Ярким примером административного абсурда.

Никуда не делись за прошедшие десятилетия и поразительные грамматические структуры, предназначенные, вероятно, придают официальной речи на нижнем уровне значительность и солидность. Тот же Лев Васильевич Успенский обратил внимание на формально правильном надпись в троллейбусе: ОТКРЫВАЕТСЯ ДВЕРЬ ВОДИТЕЛЯ. Идея, конечно, понятно, но тем не менее, водитель не ключ, а не отмычка, чтобы служить в качестве инструмента, чтобы открыть дверь. По словам Л. В. Успенский, “лучше сказать просто: ДВЕРЬ ОТКРЫВАЕТСЯ, ВОДИТЕЛЬ…”.

Я тоже не так давно довелось увидеть на курорте в российской глубинке большой щит, озаглавленный “Правила использования лыжников буксировочной канатной дороги”. Страшно даже представить себе, что такое “пользование лыжников”! Как, однако, неохотно принимает сознание и “лыжников до канатной дороги”. А в конце концов вся эта белиберда стала с помощью магии легко волшебной палочки, именуемой “российской грамматики”. Путаница с падежами привести к преобразованию предмета действия, которые первоначально были лыжники, в объект, но еще и в принадлежности канатной дороги. А в конце концов ничего не стоит написать: “Правила пользования буксировочной канатной дороги”, а лыжники просто упомянуть в тексте!

Трудно оторвать взгляд и от объявлений, размещенных в непосредственной близости от камеры хранения большого вокзала: “Каждая вещь, привязанная к сдаче, считается сдаваемая в отдельное место”. Все, кажется, ничего авторского намерения ясно (нам не перехитришь, хотя ты десять чемоданы свяжи одну веревку!), но впечатление, опять же в том, что автор, трудно переводится, безусловно, марс язык. В конце концов, на русском, конечно, не может сказать “считается сдаваемая”. Не лучше ли так: “Каждая сдаваемая помещение для хранения чего-то, что оплачивается отдельно”?

Возможно, мне возразят: ни в одном из этих примеров неправильные и абсурдные выражения, как правило, не мешают пониманию текста. И мой маленький административную функцию на все эти странные надписи, которые так или иначе выполняются. Да, может быть. Но не думаете ли вы нам для получения дополнительной, не столь очевидные функции?

Все эти написанные крупным шрифтом, опубликованные в общественном пространстве глупость, научи нас голоса, а соответственно и умственной беспечности. Они, кажется, кричать от стены и специальные знаки: “Эй, прохожий, не парься! Говори, как можешь! И так сойдет!” И условного прохода настраивается на общую волну: перестает размышлять о смысле слова, не особенно старается быть понятым — и еще больше, что не заботится о том, чтобы продемонстрировать уважение к собеседнику или читателю.

Кстати, для уважения. Я думаю, что все мелкие “умывальников начальников”, которые после объявления бюро пропусков в гардеробах учреждений, железнодорожных платформ и других не слишком престижных местах, вовсе не дурак (хотя и эта мысль, то приходит на ум) и не обязательно недоучки. Им просто Не до нас. Я говорю: “Телефонный узел работает каждый день. Суббота и воскресенье — выходные”, они не мешают. Им лень вникнуть в значение слова “ежедневная”. Не мы важные птицы, чтобы ради с видом на нас объявления посвятить свое время и приложить умственные усилия.

Если они пытаются, то явно не для того, чтобы нам было удобнее. Схема была другой: с нами говорить особый труднодоступным языком, так сказать, для острастки. Например, одна московская региональные власти приглашают население на встрече, “как определить предложения и потребности для улучшения комфорта проживания граждан в контексте вопросов, связанных с Комплексом городского хозяйства”. Официально — автор этого маленького шедевра — это движение, на мой взгляд, желание показать гражданам, кто здесь главный. Если просто предложить им обсудить проблемы района, они бы подумали, что их мнение верно кто-то заинтересован, базар устроили и в сговор с очень плохой. А вот “в контексте вопросов”, возможно, не все будут думать.

Конечно, во время объявлений на столбах и заборах постепенно проходит. Мы все чаще обращаемся за информацией, в том числе и обычный-бытовой, до электронных ресурсов. Но привычка “ючать” некоторые граждане успешно вещи и здесь. На первый взгляд все выглядит более или менее цивилизованно. Но стоит присмотреться поближе — и интернет-пространствах обнаруживаются одни и те же проблемы с логикой и русским языком.

На сайте одной из местных управ, есть очень важная для жителей области в разделе “Капитальный ремонт”. Внутри было еще более захватывающим в категории “Новости восстановленное”. А следующий шаг (и единственный, без выбора) приводит к странице, озаглавленной “Должников за оплату коммунальных услуг”. Несколько неожиданные “новости восстановленное”, не так ли? Тем не менее, список должников на сайте отсутствуют. Есть ли у нас такой замечательный район, и все платят вовремя, есть ли свободное место для стыда списке собраны заранее, и должно быть истолковано как скрытая угроза.

И еще один чиновничий шедевр, наконец. Сайт детских клиник поставили — из самых благородных, должны быть мысли, намерения — выдержка из приказа Министерства здравоохранения “О Порядке прохождения несовершеннолетними медицинских осмотров…”. Я бы Не хотел комментировать характеристики стиль самого документа. Понятно, что юридической речи есть своя специфика. Но что это за родители, которые стремятся получить на сайте поликлиники информацию о том, как ребенок может пройти через физические и прочитать буквально следующее: “Медицинский осмотр представляет собой комплекс медицинских вмешательств, направленных на выявление патологических состояний, заболеваний и факторов риска их развития”. Страшно, честно говоря, обрекать родное дитя “комплекс медицинских вмешательств”.

Далее текст становится еще поэтичнее: “Неорганизованные дети проходят профилактический осмотр не позднее, чем за один месяц до возраста, срока, указанного в Списке исследований в направление врача с указанием перечень осмотров врачами-специалистами и исследований”. Вероятно, “неорганизованные дети” — это те, которые в клинике ведут родители по отдельности. А организованные доставить в медучреждение учителей. Хотя, честно говоря, во время массовых диспансеризаций детей впечатление, как правило, неорганизованно. Но даже если отогнать от себя ненужные ассоциации и мириться с характерным словоупотреблением медицинских начальников, все равно информация остается малопонятной. Как будто я смотрю через уголка красиво оформленный сайт клиники, бессмертен, как Агасфер, должностное лицо и прошептал, подмигивая: “Граждане, ючайте!”.

Как это ни печально, от нас в таких ситуациях чаще всего ничего не зависит. Ну не сдаваться же я на самом деле пользоваться канатной дороги, сдавать вещи в камеру хранения, или получить медицинскую помощь для своего ребенка, только потому, что мои чувства задеты безграмотностью и бессмысленностью объявления! Единственное, что в наших силах, — решительно отказаться участвовать в этом массовом коммуникативном самоубийства. Когда кто-то коллега и единомышленник Льва Васильевича Звезда, писатель и ученый Корней Иванович Чуковский сказал: “…Я лучше отрублю себе правую руку, чем писать смешно древнечиновничье “дана”…”.

Разделяю.