Секреты дела «красногорского стрелка»: Георгадзе перед смертью настаивала на старушке

фoтo: Нaтaлия Губeрнaтoрoвa

Нa скaмьe пoдсудимыx — вoдитeль Шoтa Элизбaрaшвили. Слeдствиe нaстaивaeт: вoдитeль «крaснoгoрскoгo стрeлкa» имeннo пoсoбникoм Aмирaнa. Свoи выводы он делает на основании психофилологической экспертизы. Привычки могут стоить ему 20 лет тюрьмы.

27-летний Шота на всех, без исключения, производит одно впечатление: высокий, красивый мужчина (настоящий грузин), но невеликого, как говорится, интеллект. Таких называют «дитя природы». Несмотря на то, что нужно для того, чтобы вращать руль и быть верным, как собака, своему хозяину?

В момент, когда все произошло, он работал в качестве водителя у бизнесмена Амирана Георгадзе 5 лет. В фирмах предприниматель работали его отец и сестра Шоты. Нужно ли говорить, что вся семья чувствовала себя в неоплатном долгу?

Будет картина на 19 октября 2015 года. (страшный день, когда «красногорский стрелок» убил четырех) новые факты, которые сейчас есть в материалах уголовного дела. Узбек, работал дома Георгадзе, в своих показаниях говорит: тот, перед поездкой в красногорскую администрацию приказал положить в машину, 7 пачек сигарет. Он как будто готовился к долгому, многочасовому разговору. Или, может быть, даже до того, чтобы взять с контактов в заложники?

— Но он не говорил, что будет кого-то убить, — продолжает говорит Шота. — Он сам не знал, что может все случиться. Откуда мог знать о том, я? А следствие говорит о предварительном сговоре на убийство…

Когда машина подъехала к зданию администрации, Амиран стал в здание в одиночку, без гида. Уже в кабинете первого заместителя главы района Юрия Караулова он позвонил на телефон Элизбарашвили и попросил его принести мешок.

— Как же я мог ослушаться? Я отдал сумку. Он сказал: «Все, идем». Я ушел. Я не знал, что в этой сумке, — говорит водитель.

Знал, или, по крайней мере, я знал — вопрос спорный. Следователи провели эксперимент: дали точно такую же сумку с «Сайгой» один молодой человек, который сделал тот же путь от первого до третьего этажа здания красногорской администрации. Так что, вот, он в конце концов сказал, что звук и вес, я понял, что внутри оружие.

— Но этот человек видел, что именно можно положить в кошелек, — возмущается адвокат Светлана воронкова. — Скажем так, Шота я знал, что было внутри. Он может в конце концов судья так: Георгадзе хочет припугнуть сотрудников, рискуют в конце концов, много денег. Те, кто были в кабинете, говорят, что речь идет о чем-то, то ли на 40, то на 20 миллионов долларов, которые никак не могли поделить (деньги от продажи электросетей, которые чиновники, судя по всему, люди умыкнули). Георгадзе, спрашиваю: где его доля? Руководитель ОАО «Красногорская электрическая сеть» Георгия Котляренко ответил что-то вроде: «Я получил только 10 миллионов».

Затем Георгадзе снова позвонил водителю и сказал: «Шота, приди, ты мне нужен». Георгадзе дал мобильный телефон, приказал, чтобы снимать все, что происходит на видео, но телефон почему-то отказывается работать. Бизнесмен подвергается Элизбарашвили через дверь и закрыли ее на ключ. Ну и тогда начал стрелять.

— Следователь его спрашивает: «Почему не позвонили в полицию?» — говорит Светлана владимировна. — Ответ очевиден: я думал, что там идут разборки, но не могла предположить снимать.

То, что произошло дальше, также кровать в основу обвинения о соучастии: Георгадзе вышел из кабинета с игрушками в трясущихся руках. Он вывалились патроны, и он дал команду ошарашенному рабов, чтобы их поднять.

В самом деле появился новый свидетель — полковник полиции, который видел, как из здания администрации вышли две: одна пожилая, другая моложе, и он был с оружием в руках. В последний полицейский опознал водителя. Странно, не правда ли, что камеры видеонаблюдения, записи, который может дать точный ответ на вопрос, кто носил оружие, не работали.

Защитник Элизбарашвили высказывает по этому поводу свою версию: камеры отключили специально, потому что из здания администрации после инцидента отдельных личностей поспешно вытащил постели деньги (это означает, например, уборщицей). Это те миллионы, за которые было бойни Георгадзе, действительно были там…

Что было потом, все помнят: Георгадзе на машине отправился к себе домой, где расстрелял компаньона Тристана Закаидзе. Это третье убийство и в соучастии в нем тоже виноват Шоту. Не, ставят ему в вину только нужна и безопасности «МК» Константина Смыслова (в это время Шота сбежал от Георгадзе).

Обвинительное заключение строится на результатах психолого-филологической экспертизы, проводимой в Калужском государственном университете. Кандидат филологических наук этого вуза изучал видео со следственных действий с участием Шоты и пришел к выводу, что тот лжет о своей непричастности. На каком основании? Что Шота употребляет слов-паразитов, трет пальцами нос, тянет за мочку уха…

— А если он с утра до вечера трет пальцами нос?! — возмущается Светлана. — И как филолог не пишет, что под экспертизу грузин и русский язык для него не родной. Вот следователи увидели в действиях Шоты мотив — вспомнил, что 4 года назад он взял квартиру в ипотеку (это, кстати, банк уже выбрал за неуплату: в то время как Шота сидел в ТЮРЬМЕ, он не может проводить платежи) и хотел раз и навсегда. Это означает, что до 4 лет знал, что пойдет на убийство вместе с Георгадзе и выиграть какие-то деньги, чтобы заплатить за недвижимость? Это же бред!

В процессе расследования выяснилась и еще одна деталь для самых Георгадзе. Прежде чем покончить с собой в чужом дачном домике, он увидел бабульку, сажающую тюльпаны в саду. Подошел к ней, сначала спросил: «Может сорву яблоко?» Она решила. Он не ушел, а почти 40 минут я прочитал ей лекцию о том, что она не подчиняется… правила пожарной безопасности. «Где ведро? Где лопата и песок?» — приставал к ней. Сошел с ума? Возможно.

Выбрать жюри в суде над Элизбарашвили в первый день так и не удалось: в Мособлсуд так и не был достаточное количество кандидатов. Встреча переехала в конце мая.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.