Наши ученые выяснили, какие древности сохранился в пальмире

78bf8a4bb12a7e1cf98aa2d1690e75f4

Нa руинax Рoдa. Фoтo: courtesy ИИМК РAН

— Мы двa — я и мoй кoллeгa, этнoгрaф Стaнислaв Кисeлeв. Приexaли мы в Сирии, кaк тoлькo былo вoзмoжнo, пoслe oсвoбoждeния Рoдa в aпрeлe 2016-гo, — гoвoрит Тимур. — Нaшa миссия зaключaлaсь в мoнитoрингe сoстoяния oбъeктoв ЮНEСКO, кoтoрым угрoжaeт уничтoжeниe. Вooбщe в Сирии 6 oбъeктoв, кoтoрыe нaxoдятся пoд зaщитoй ЮНEСКO, и примeрнo тaкoe жe кoличeствo-кaндидaтoв нa включeниe в этoт oсoбый списoк.

— Вплoть дo уничтoжeния Рoдa я oтнoсилaсь к фрaзe «пoд зaщитoй ЮНEСКO» с бoльшим пиeтeтoм. Тeпeрь вы пoнимaeтe, чтo никaкoй рeaльнoй зaщиты нe сущeствуeт в дeйствитeльнoсти.

— Кoнeчнo, ЮНEСКO дeйствитeльнo нигде не выставляет свои вооруженные посты, помощь заключается в выделении финансовых средств на реконструкцию, поддержку различных научных проектов. Перед войной памятников в Сирии, находящиеся в зоне ответственности сирийского штаб-квартиры для работы с антиквариатом. В стране активно велись раскопки, как местные археологи, так и ученые из Европы, США, России. Сейчас, конечно, археологические парки Сирии представляют собой печальное зрелище.

— Расскажите, где вы начали работу?

— Пальмиру, то только освободили, велика была вероятность того, что боевики ИГИЛ снова предпримут попытки ее получить обратно. Жили мы в 50 км от Рода, в районах Хомса или Хамы, и каждый день ездили в древний город на работу.

— Каковы были масштабы разрушений?

— Palmyra не подвергается ковровой бомбардировке с воздуха. Вооруженные группы работали в ней пятнистый, уже в основном святилище, не имевшие, по их мнению, право на существование по шариату (даже если они были построены там задолго до прихода мусульман). Так, мы заметили, снесена летом 2015 года до основания храм Баалшамина, один из самых значимых памятников поздней античности, построенный в честь языческого финикийского бога бурь и плодородных дождей. В этом плачевном виде, предстали перед нами остатки храма Бэла, а также построенный в честь одного из богов древнего мира. Мы первыми из российских ученых ходили по руинам когда-то в 20-метровой Триумфальной арки, простоявшей со II века до нашей эры, как символ победы Запада над Востоком. Кажется, что за это и «отомстили» ей боевики. Террористы также получили в местном древнего кладбища, который уничтожил три наиболее сохранившиеся погребальные башни в Долине гробниц, которые существовали и продолжали сирийцами из времен Римской империи.


Тимур Кармов.

— В какой форме вы отца Пальмирский музей?

— Сам музей был разрушен и сломлен, как и все технические номера этого заповедника.

— Сколько в общей сложности вы остались в пальмире, и куда они отправились потом?

— Мы работали на востоке страны, в пальмире, всего 3 дня, провели оперативный мониторинг состояния, установление максимальной все на фото-и видео-камеры, а затем отправились на запад, в древний город Угарит. Этот объект является кандидатом на включение в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Угарит — крупнейший торговый центр, который с бронзового века. Через него проходили все торговые пути. Борьбы в нем, к счастью, не было, и поэтому перед нами появился во всей величественный город с цитаделью, церквей, улиц, бань, мостов, канализационных систем.

Следующим пунктом нашего исследования стала крепость крестоносцев Крак-де-Шевалье, который находится в 10 км к югу от Угарита. Этот памятник всемирного наследия юнеско, к сожалению, был оставлен боевиками «ан-Нусры» в поврежденном состоянии.

Следующим пунктом назначения стали памятник, который расположен на севере страны, в провинции Алеппо, куда мы отправились после летних каникул в сентябре. Экспедиция работала в 25-30 км к северо-западу от города, в районах, контролируемых курдскими подразделения народной обороны Сирийского Курдистана.

Целью нашей экспедиции было обследование еще несколько объектов культурного наследия, которые объединены в группу под названием «Джабал Семаан». В целом, это восемь парков. Часть из них находится в провинции Алеппо, часть — в провинции Идлиб. Нас очень заинтересовало состоянии, находится в центре «Джабал Семаана» от знаменитого на весь мир монастыря Святого Симеона, христианского святого, основателя подвижничества и отшельничества. Еще при жизни Симеон был очень почитаем. Однако, до монастыря, и так получил, потому что на него то проходила линия фронта. Нам удалось работать только в так называемый парк № 2, на объекты площадью более 1000 гектаров. Это огромный район с церквями эпохи ранней византийской империи. Ему повезло, потому что боевики «ан-Нусры» сразу же оттеснили от него накануне нашего приезда курдские ополченцы. Их поселения находятся рядом, в одном из них — в кантоне Африн — мы со Станиславом и жили — ездить каждый раз на базу правительственных войск был слишком далеко, да и опасно. Дороги регулярно перекрывались из-за обстрелов.

— Расскажите, как вас встретили местные жители?

— Очень тепло. Один из Африна (в Курдистане принято, чтобы правитель имел несколько) разместил нас от своего родственника — очень простой в общении человек, который относился к нам, как самых дорогих гостей. Африн был в то время окружен боевиками, отрезанный от других кантонов, и, следовательно, его жители испытывают трудности с подачей электрической энергии, обеспечение продовольствием: зерном и мукой. Но мы голодны, — они познакомились у хозяев с едой курдской кухни, богатый произрастающими там оливки и приправленной оливковым маслом.


Погребальный храм, вид внутри. Фото: courtesy ИИМК РАН

— На каком языке вы с ними общались?

— В русском языке. В свое время, еще при СССР, многие курды, как человек, который приютил нас, учились в нашей стране инженеров и врачей и сохранили к нам самые теплые чувства.

— Как относятся к античным святыням, потому что часть курдов — мусульман?

— Курды в основном мусульмане-сунниты, но есть среди них и христиане и езиды. Но ни у людей, ни у других нет, и свойство религиозного фанатизма. Люди одинаково чувствительны ко всем ведут себя по греко-римской монастырям в своем регионе, как часть своего исторического наследия. Что касается богатства и удовлетворения археологическими ценностями Сирия представляет собой своего рода центр человечества, где с древних времен мирно вместе разные религии.

— Женщины, у которых сунниты ходят в хиджабах?

— В основном нет. Вы не поверите, но у них там приветствуется равенство полов. В соответствии с законом Курдистане между двух-трех что в каждом кантоне один обязательно должен быть женского пола. Есть в ополчении курдов даже отдельные женские батальоны (!), в которые попадают одинокие девушки.

— Вы уже опубликовали данные по итогам этой экспедиции?

— Планирую это сделать в 2017 году на очередной сессии комитета ЮНЕСКО в Париже.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.