Заелись, если ученые: причины неудовлетворительного состояния РАНЫ

7c5dedfd05927ece112ceb041f60ef2e


фoтo: Aлeксeй Мeринoв

Бaзoвaя нaукa — ктo этo

Нe xoтeл вoзврaщaться к тeмe Aкaдeмии нaук, и oсoбeннo пoслe пoслeднeгo дoвoльнo sad сeссии. Нo кoммeнтaрии в срeдствax мaссoвoй инфoрмaции вывeли мeня из сoстoяния «нeпрoтивлeния злу». Ибo, нa мoй взгляд, этo слишкoм узкo, тoлькo в чaстныx вoпрoсax, и чaстныe лицa, oбoзнaчeнa прoблeмa.


Фoтo: Никoлaй Мaлaxин

ИЗ ДOКУМEНТAЦИИ «МК»

Эрик Миxaйлoвич ГAЛИМOВ, aкaдeмик РAН с 1994 гoдa, члeн прeзидиумa РAН в период с 2002-2013, руководитель Института им. В. В. и. Вернадского РАН, директор в период 1992-2015, почетный профессор Московского государственного университета им. М. М. в. Ломоносова, лауреат Государственной премии Российской Федерации в области науки и технологии в 2016 году

Доклад Академии наук на годичной сессии содержала сообщения о серьезных достижений фундаментальных наук. Много работы на мировой уровень, даже до нее, чтобы соответствовать. Маловероятно, годовые отчеты, скажем, Гарвардский университет в США, который находится в первых рядах мировых рейтингов, был бы гораздо богаче на новости нашей академии. Только годовой бюджет Гарвардского университета составляет 36 миллиардов долларов, а бюджет всей Российской академии наук, со всеми его институтами — менее чем на 1 миллиард долларов! В этой академии молиться должен. Только не нужно это даже всего за 1 миллиард.

Люди считают: заелись эти академики. Надоели со своей фундаментальной наукой. Дополнительные деньги хотят. И их жизнь не хватает. Пенсии небольшие. Продукты питания становятся все дороже. Да что сказать! Объяснять людям значение фундаментальной науки трудно. Практической пользы от нее нет. Чем глубже базовая наука, тем меньше это понятно. Людям это не нужно. Это интеллектуальные упражнения относительно небольшого числа людей, предрасположенных к этому, и в состоянии мышления соответствующего типа. Базовая наука сродни разгадыванию головоломок и ребусов. Некоторым нравится делать, но не все же. Кажется неразумным, чтобы общество платило за чье-то удовольствие. В самом деле, в средние Века научными упражнения, занимающиеся обеспеченные люди для собственного удовольствия. Но через пару столетий оказалось, что страны, в которых эти смарт-класса были распространены, вдруг оказался в авангарде человечества, и живут лучше. И так обстоят дела и по сей день.

Проблема только в том, что раньше был достаточно светлой головы и гусиного пуха, написать хорошие мысли. И сегодня на дворе XXI-го века. И добыча новых знаний, а не только рассуждения, требует огромных затрат на оборудование и организацию работы исследователя.

Отсутствие надлежащего оборудования делает работу ученых бесперспективной. Он может достичь высших форм научного признания в мире. Это делает научную карьеру в нашей стране непривлекательными для талантливой молодежи. И это важнее, чем зарплата.

Очевидно, что руководство страны понимает необходимость инноваций для экономического развития страны, и призывает к ней. Да, судя по принятым законам и документам заключается в том, чтобы сосредоточить внимание на исследования по приоритетным направлениям в крупных государственных научных центрах и базовой науки в Академии наук и в университетах. В принципе, это правильный план, который соответствует современным тенденциям. Но ожидаемых результатов это не приносит.

В СССР все было хорошо?

Вспоминают советские времена, как золотое время в нашей науке. Если состояние науки в СССР отлично? Ни в коем случае не. По сравнению с зарубежной наукой, что-то у нас и тогда было отсталое оборудование, несравненно ниже, чем у западных ученых, оплаты труда, ограниченные возможности общения, в том числе выезда и участия в зарубежных конференциях. Во всех этих отношениях состояние науки сегодня лучше, чем раньше. Кроме одного: в советское время позиции ученых, чтобы уважать. Кроме того, в тех условиях это был лучший вариант судьбы.

Сегодня мы являемся демократическим государством. В этом нет никаких сомнений. У нас на самом деле выполняются заявленные конституционные права и свободы, которые, кстати, как и в других странах, нельзя исключить проявление лицемерия, несправедливость и глупость. Мы не хуже и не лучше, чем другие демократии. У нас открыты границы. Человек может уехать работать в другую страну. Талантливый человек может реализовать себя в бизнесе, в управлении. Раньше только в науке можно было сделать карьеру, зависящую от собственных способностей. В других областях он вел себя идеологические и другие ограничения. Деваться просто было некуда. Бежать? Но мало кто был готов на разрыв с родиной. Так что работа в академическом институте была мечта, и сегодня одаренного человека трудно создать в отечественной науке.

Будет ли наука востребована советские времена? Наполовину да. Наполовину потому, что плановая экономика в условиях отсутствия внутренней конкуренции инертна по отношению к любым инновациям. Науке приходилось «внедрять». Но наука была необходимость в геополитической конкуренции. Страна, строившая коммунизм, нуждается в науке. Кроме того, она заявила свою философию, научный коммунизм. Геополитические цели коммунизма, развивать межгосударственную конкуренцию. Таким образом, в тех областях, которые имеют важное значение для геополитической конкуренции, в том числе в области вооружения и связанные с ней высокие технологии, наука была востребована. Это дало конкурентный уровень производительности. У сегодняшней России нет глобальных амбиций и каких-либо доктрины, который безжалостной геополитической конкуренции. И это хорошо. Но, как следствие, не с этой стороны и предыдущий стимул для развития науки.

Так что демократические преобразования оказались, как ни странно, неблагоприятные для нашей науки. Но не это в них. И было бы грустно, если бы из-за этого мы попятились назад.

С переходом к рыночной экономике, казалось, что будет работать фактор конкуренции между производителями внутри страны. Но, к сожалению, и фактор внутренней конкуренции оказался у нас в настоящее время сильно ослаблено. В основном из-за доминирующего государственного участия в наиболее значимых секторах экономики. Государству легче проводить свою политику непосредственно, чем полагаться на таких, как вы есть косвенные инструменты: фискальная политика, внедрение предпочтения и так далее. Главное отличие экономики, основанной на частном бизнесе, от плановой социалистической экономики — это творческая роль фактора риска. Выживает успешный бизнесмен, называется выиграл в конкурсе. Проигравший разоряется и сдается. Это обеспечивает конечный прогресс.

Частный предприниматель для победы в конкурсе » наука нужна как воздух. Участие государства является каждый бизнес, который нерискованным. Государство поддержит и неэффективное предприятие, если в нем участвует. Наука может «реализовать» из любви к прогрессу, но в принципе она не нужна и не жизненно важно, как это было в советские времена. Примат бюрократии исключает во многих случаях фактор конкуренции, и в частном бизнесе. Согласиться с бюрократией, вы можете победить конкурента без каких-либо науки. Это делает коррупцию всепроникающим явлением. Я думаю, что бюрократическое засилье в экономике является основной причиной, создающей у нас неблагоприятные условия для развития науки.


фото: Геннадий Черкасов

Низкое качество элиты

На мой взгляд, проблема нашего общества является низкое качество элиты. Конечно, есть много умных и талантливых людей. Но не хватает. В случае старшего слоя много посредственностей. Поэтому берется относительно мало, плохо продуманные решения. А иногда, наоборот, большие планы терпят неудачу из-за неумелого руководства их воплощением.

Принадлежность к элите означает не только высокий социальный статус, а также высокий уровень профессиональных и человеческих качеств. Этой нашей элиты очень часто не хватает. Много проявлений низкого свойства, отсутствие долгов и просто невежество. Возникла эта элита в переходе из среды напористой, но малоподготовленной, достаточно беспринципной, чтобы из вчерашних комсомольцев превратиться в умелых предпринимателей, иногда с характерным полукриминальным элементом. Честность и порядочность в этой среде были бы препятствием на пути к успеху. С тех пор многое изменилось, пришли новые поколения людей, да и старые пообтерлось. Но родовые признаки еще не заметны. Для такой элиты научной мысли чужой.

У нашей элиты застряли в голове идеи, полученные при поверхностном знакомстве с построением науки на Западе. В этих странах базовая наука сосредоточена в университетах. Учителя преподавательская деятельность — основное назначение ученых в университетах, но и научную работу в основном ведут за гранты. Россия от Петра I, и особенно в советские времена, базовая наука была сосредоточена в Академии наук, в которой ученые профессионально занимались только на науку и преподавательскую работу вели в вузах по совместительству. Целью является, чтобы дать финансирование научных исследований в академических учреждениях за счет грантов — это ерунда, и, самое главное, это только деньги на ветер. Но это связано с поиском эффективного управления. Скажите, зачем кормить всю эту ораву, большая часть которых — бездельники и пожилые люди. Более экономичным финансировать point отдельные хорошо зарекомендовавшие себя группы. Важно поддержать молодежь.

Как будто это имеет смысл. Но на самом деле это не работает. Выделенные группы остаются в плохо оборудованных лабораториях, с низко оплачиваемыми услугами поддержки, часто в недружелюбной атмосфере, вызванное завистью по отношению к коллегам, которым незаслуженно повезло. Дорогостоящие аппараты на гранты не купишь. Так что дело будет, просто еще одна зарплата. Некоторые гранты поставили условие: дать не менее чем на 50% молодым сотрудникам. Чтобы они могли получить деньги, другие — немолодые, но действительно работающие сотрудники, — выискивают молодых людей, принадлежит им грант, и он платит им деньги, которые заслуживают того, чтобы формально удовлетворить требования на субсидии.

Грантовая система-это просто вредно, в академических учреждениях. Мы не хотим говорить о том, что с ним связано и насилие и несправедливость, потому что на вопрос о том, кому давать гранты, решили неизвестные «эксперты», а не ученый совет института, который на самом деле знает, кто есть кто. Научные группы обязали представлять нелепые сообщения. Например, в заявке на грант ты обещал написать три статьи, и написал только две — это значит, не грант, возвращай деньги, или так, по крайней мере, ты получишь его в следующий раз. Иногда ученый года не публиковать материал, потому что не уверен в том, о достигнутых результатах, еще и еще раз проверяет. В тисках формальных требований может снизить требовательность к себе, публиковать ненадежные данные, или просто выдуманные. Это может иметь катастрофические последствия, привести к недоверию к нашей науке и потери международной репутации. И это в научной среде имеет огромное значение.

В кругах элиты репутацию, кажется, что это мало что значит, судя по тому, что скомпрометировавшие себя люди остаются на своем месте. Поэтому они не похожи на последствия их действий. Это не вина чиновников, как иногда у нас говорят. Многие чиновники добросовестно выполняют свою работу. Это знак низкого качества нашей элиты как слоя общества.

Не путайте ученых с экспертами

Существует распространенное заблуждение о роли и назначения Академии наук. Ученые считают, экспертов, специалистов. Это из слишком буквального понимания русского слова «ученый». Среди тех, главное в науке — не стипендию, без знания объекта и строительство нового знания. Конечно, для этого нужно хорошо знать предмет, но это только условие, а не содержание деятельности. Английский, наука, science, и человек, занимающийся наукой, — scientist, т. е. «научник». У нас такого слова не существует. Мы переводим это как «ученый» и тем самым подменяем суть концепции. Это потому, что естественные науки, как профессии происходит не у нас. Это пришло к нам с Запада. Хотя в силу гения русской природы был быстро освоен учеными людьми. Так и осталось, как деятельность ученых.

Точный перевод слова «ученый» на английский эксперт (знаток). Это используется и у нас: эксперт. Наша элита решила, что академики — это профессионалы, и назначение Академии наук — производить осмотр. И отделило академии от руководителей научных институтов, т. е. машина от машины, придумав ФАНО. Правда, президент подчеркнул, что ФАНО должны участвовать в бизнес-деятельности, выпуск ученых для научной работы. Но, как я уже говорил, наша элита может превратить хорошие сны в их противоположность. ФАНО с усердием занялось организацией научной работы, с тем, как он ее понимает. Ничего хорошего из этого не вышло и не выйдет. Было бы правильно, если бы президент пересмотрел свое задание, восстановления, академические институты под крылом Академии наук.

Что-то о религии

О религии. Я не думаю, что есть какая-то несовместимость науки и религии. Но, тем не менее, у них другие ценности. Научное мышление всегда связано с сомнения в достаточности постигнутого, и поиск нового понимания природы вещей, в то время как религия является консервативной в вопросах познания и призывает к вере в заданной подачи. Даже когда речь идет о духовных и моральных категорий, различия религиозного и научного мышления малоощутимы.

Религия, по очень, по крайней мере, современная, занимает научные исследования и разработки, направленные на улучшение условий человеческого бытия, это то, что называется прикладной науки. Но интерес к основные проблемы науки не поддерживается религией. Оценки знаний, как система природных законов, поиск объективной сущности материи и духа, в том числе, например, вопросы происхождения жизни и человека, эволюции — и за ними стоит будущее биотехнологии, — вызывают отказ от религии, потому что это влияет на его основную идею и ставит вопросы, на которые она верит, что она уже имеет ответы. Таким образом, религия и базовая наука не союзники. И в наше время — возрождения религии в нашей стране — Академия наук, задача которых — заниматься именно фундаментальной наукой, это создает большие препятствия в привлечении на свою сторону общественного мнения.

Ученые сами виноваты в своих бедах

Это внешние причины. Если не изменить радикально, не перетасовками желаемого результата не получил. Но в случае стихийных бедствий академия во-первых, конечно, виноваты сами ученые. Академии наук интеллектуально сильным, но слабый характер. Это не является единообразной. Она не в состоянии объединиться вокруг общей идеи. Как и вообще интеллигенция. В трудах В. В. и. Ленина, которые я должен был изучать в юности, мне всегда нравилось его отношение к интеллигенции. Но ближе к старости я понял, что был прав. На интеллигенцию нельзя опереться. Опираться вы можете на пролетариат. Интеллигент — индивидуально сильная личность. Но, как класса, бесплатно бесформенное образование. Каждый имеет свое мнение и нежелание следовать за кем-либо. Каждый тянет на свою сторону. У Академии наук не имеет собственного исходящего от всего сообщества планируете какие-либо действия или преобразования. Это ее проблемы. Эта особенность научного сообщества. Если бы они знали, как ходить строем, да, в их интеллектуальных способностях, какая бы это была сила! Но тогда они не были бы учеными. К сожалению, интеллигенцию можно любить — и тогда он создает удивительные работы, или не любить — и тогда она скукоживается. Борьба это не умеет. Бороться нужно за нее.

Как помочь бизнесу?

В настоящее время принят важный документ «Стратегия научно-технического развития страны», подписанный Владимиром Путиным. В ней названы задачи, стоящие перед страной, проблемы, которые нас ждут, и приоритеты, которые видит руководство страны. Главное, что этот документ на самом высоком уровне устанавливает значение науки для страны, и основных функций науки. Это пока концепция. Исходя из этого, должна быть разработана программа реализации этой стратегии: какие конкретные меры должны быть приняты, при каких условиях поставленных целей может быть достигнуто, и в том, что их достичь невозможно.

Разработка этой программы, как я понимаю, уже поручил правительству и ФАНО. Вероятно РАН предложено дать экспертную оценку готовой программы. Предполагалось, что программа будет включать в себя общие места и проблемы либо недостатки и невыполнимые проекты. Проблема в том, что ни правительство, а особенно Министерство образования и науки, ни у ФАНО нет механизма для разработки реальной программы такого масштаба и с привлечением отдельных членов РАН. Конечно, это опять же критично будет принят Академией наук, и попытки ее реализации негативную реакцию академического сообщества. Конечно, что, опять же, это вызывает раздражение органов, виноват в том, что РАБОТАТЬ он способен на изменения, отказывается от рационального сотрудничества, и, следовательно, заслуживают дальнейшего наказания.

Я думаю, что мы делаем ошибку, потеряли инициативу. Разработка такой программы под силу только Академии наук, как организации в целом.

Ясно, что программа должна охватывать не только вопросы Академии наук, и это не только науки. В нашей стране только недавно сменившей вся система государственного устройства, стратегии научно-технического развития должен быть в сочетании с решением проблем государственного строительства, создания новой экономики, новые принципы национальной безопасности. Академия наук является единственной организацией в стране, которая имеет достаточно многосторонние квалифицированные и умные, как их создать и разработать оптимальную программу. Он уверен, что невозможно создать программу для развития не только без знания законов экономики, но без знаний, условно говоря, термодинамики, — иными словами, без знания общих законов развития материального мира, на которых они выросли и которые принадлежат квалифицированные ученые. Необходимо будет рассмотреть некоторые аспекты, чувствительной, для обладателей собственности и власти. Здесь имеет значение, это то, что ученые, по крайней мере, до определенной степени независимым в своих суждениях, в то время как непослушного чиновника можно обратить в ноль.

Я думаю, что Академия наук имеет шанс в этой связи, для разработки такой программы реализации стратегии научно-технического развития, которая предусматривала бы всю совокупность необходимых преобразований. Такая программа может стать опорой для президента, выборная кампания которого ждет в следующем году. Это путь к кардинальному изменению положения науки. Академии наук необходимо взять инициативу в свои руки.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.