Ученые просили удалить науке из Министерства образования: “Вредительство?!”


фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

В нoвoм дoкумeнтe “Фундaмeнтaльныe нaучныe исслeдoвaния в интeрeсax дoлгoсрoчнoгo рaзвития и oбeспeчeния кoнкурeнтoспoсoбнoсти общества и государства”, родился Министерством образования и науки, среди участников программы странным образом оказался в Российской академии наук. Но ФАНО, министерство культуры, Минстрой, относительно минобразования, Управления делами Президента РОССИЙСКОЙ федерации, Санкт-Петербургский университет, мгу им. Ломоносова, НИЦ “Курчатовский институт”…

Председатель экспертного Совета и лауреат нобелевской премии Жорес Иванович Алферов сразу же выразил свою позицию относительно этого: “С МГУ я согласен, что это университет сильный, но не ясно, почему в список включен откровенно слаб в Санкт-петербургском университете? Только потому, что там учились наши президент с премьер-министром?”. По словам Алферова, нужно было в первую очередь определить задачи, и после того, как вы выбираете участников и исполнителей. И так совершенно ясно, что Академия должна занимать здесь основные позиции, как орган, с большим опытом организации науки.

Единственным представителем Министерства образования и науки на встрече был Андрей Аникеев, которому были переданы все возмущенные речи и реплики.

Очень подробно разобрал недостатки проекта член-кореспондент РАН Владимир Иванов: “Программа, которую мы сегодня приняли, – это комплекс мероприятий, которые должны быть приведены в соответствие со Стратегией национальной безопасности. Все должны работать совместно, консолидировано, и у нас, как минимум, шесть законов, в которых говорится о фундаментальных исследований, и они между собой несовместимы: Российский научный фонд работает в соответствии с отдельный закон, свой закон, НИЦ “Курчатовский институт”, в Госкопрорации “Росатом”… Есть еще одна досадная деталь — недофинансирование. С трибун говорят: давайте конкурентоспособной науки. Вопрос: кто наши конкуренты? Как вы знаете, конкурент у нас один (США), и там, и финансирование, и в 10 раз больше нашего, и как мы после этого будет строить конкурентное науке?”

Другие члены Совета подтвердили: основным условием развития фундаментальных наук должно быть достойное финансирование, и не только крупных проектов класса “мега-сайнс”, но и новые, еще никому не известно.

“Вы знаете, например, что во всем мире уже говорят о новой большой вызов – глобальная гуманитарно-техническая революция? – вопрошал Иванов. – Она состоит в том, что все должно быть ориентировано на человека. Сейчас весь мир к этому подходит. Появляется поэзия от социологов и экономистов. Затем, говорят, что капиталистическая модель себя исчерпала, много войн, конфликтов, мир неустойчив. И у нас это не так. Где наши социально-гуманитарных наук, которые должны исследование эти вопросы? Они вообще не упоминаются в проекте программы”.

Далее слово взял академик Борис Кашин. “Наше отделение математических наук обсуждало проект программы Минобра. Мы предлагаем Президиуму не поддерживать его. Далее, я хочу выразить свое мнение. Я внимательно все прочитал, и у меня появилось желание написать письмо Бортникову в ФСБ попробовать вообще — это не вредительство? Есть здесь какой-то подтекст, или нет?”

Что именно думал Кашину странно? Что касается целей и задач — здесь все в порядке: страна должна расти и быть готовыми к пресловутым большим вызовам, но дальше академик обращает внимание на показатели успешного роста, предусмотренных в программе. Они, в частности, будет зависеть от числа международных центров, участвующих в исследованиях (их должно быть более 20%), от удельного веса публикаций в соавторстве с зарубежными учеными в журналах “первого квартиля” (ранжир, со штаб-квартирой в США).

“Да, если бы такие целевые показатели указали на атомному проекту, этих бы авторов под белые рученьки увели бы… навсегда”, – добавил математик. И добавил, что призывает всех отменить Министерство образования и науки руководство таким важным делом, как организация науки.

“Посмотрите на его “багаж”: система финансирования науки в руинах, редакционно-издательской деятельности в руинах, оценки кадров в руинах, аспирантура в руинах… Но наукометрия и бюрократизация реализованы. Это может быть министерство, отвечающее за огромное количество денег и важнейшие задачи? На мой взгляд, это неприемлемо”.

Завершить масла в огонь подлил академик Евгений Дианов: “мы должны приложить максимум усилий, чтобы вернуться из институтов в Академии наук, иначе мы никогда не продвинемся вперед. И еще обязательно увеличить финансирование науки. Мы должны четко сказать президенту, что страна идет в пропасть без науки”.

Совет принял решение обратиться к президенту страны о возврате институтов в Академии. И вместо проекта программы фундаментальных исследований предложил тот проект, который подготовила РАН.

Вечерние представления лучше в “МК”: подпишитесь на нашу Телеграмму канал